Что такое хемофобия и чем она может быть опасна

Страх перед химическими веществами заставляет нас покупать фальшивые продукты, мешает лечиться и тормозит развитие технологий.

Что такое хемофобия

Хемофобия — это иррациональное опасение, которое вызывает химия. Строго говоря, любые вещества — это и есть сплошная химия, ведь всё в мире состоит из соединений атомов, в том числе и мы сами. Однако хемофобия предполагает страх перед продукцией, полученной с помощью искусственного синтеза, а в более широком смысле — перед всем ненатуральным.

В отличие от таких фобий, как боязнь высоты или змей, это не только личный невроз, но и социальное явление, которое может стать общественным настроением.

Бум на экологичность начался на западе в конце 60-х — начале 70-х годов. В это время там зародился энвайронментализм — идеология, направленная на защиту окружающей среды. Многие стали интересоваться культурой народов, близких к природе. Появились крупные природоохранные организации (например, Friends of the Earth и Greenpeace), а общество стало больше задумываться о грамотной утилизации мусора, сокращении отходов и соблюдении прав животных.

С одной стороны, всё это привело к росту экологической сознательности, которая в том числе позволяет поддерживать природу с помощью технологий. С другой стороны, все идеи имеют свои крайности и некоторые стали полагать, что химическая промышленность по определению не приносит ничего хорошего.

В самых резких формах страх перед ней приводит к полному отказу от всех материалов и препаратов, созданных в лабораториях, так что даже авторитет учёных и результаты клинических испытаний не кажутся убедительными.

Почему у химического плохая репутация, а у натурального — хорошая
Были ситуации, когда химия приносила серьёзный вред

У страха перед химическими веществами есть исторические основания. В прошлом, когда современные нормы не были установлены, а люди не до конца понимали возможные риски, связанные с теми или иными препаратами, и использовали их беспечно, некоторые разработки оказывались очень опасными.

К примеру, инсектицид ДДТ, также известный как дуст, сумелHans Marquardt, Toxicology, 1st Edition сократить количество смертей от малярии, тифа и висцерального лейшманиоза (тропической лихорадки) по всему миру благодаря уничтожению насекомых-переносчиков. В одной только Индии в 1948 году от малярии умерлоColin Baird, Environmental Chemistry 3 миллиона человек, а в 1965-м — ни одного. Использование пестицидов привелоHans Marquardt, Toxicology, 1st Edition к бурному росту сельского хозяйства в развивающихся странах в 40–70-х годах. Это явление получило название «зелёная революция».

«Головокружение от успехов» стало причиной нарушения норм безопасности. ДДТ применяли буквально везде — от помещений до посевов, — забывая защищаться. Однако превышение допустимой концентрации его опасно для человека и приводит к отравлениям.

Экологические организации и отдельные авторы высказалисьRachel Carson, Silent Spring против использования дуста, отметив, в частности, что в природе вещество не распадается, а накапливается в организмах живых существ. В итоге объёмы применения ДДТ начали снижаться и сегодня он запрещён во многих странах.

Treehugger.com

Печальная история вышла и с талидомидом — седативным (успокоительным) лекарственным препаратом, который в 50-х годах особенно рекомендовалиWilliam A. Silverman, The Schizophrenic Career of a “Monster Drug” для приёма во время беременности, чтобы решить проблемы с тревожностью и бессонницей.

При этом исследования о том, как лекарство может повлиять на развитие плода, не проводились. В результате случилась «талидомидовая трагедия» — множество детей, матери которых принимали лекарство, родились с физическими деформациями. Выяснилось, что препарат обладает эффектом тератогенности, то есть нарушает внутриутробное развитие.

Талидомид был отозван с рынка, и во многих странах начались судебные процессы против компании-производителя. В итоге эти события вынудили многие государства пересмотреть методы проверки и лицензирования лекарств.

Седативный эффект талидомида совершенно не стоил ужасных последствий. В то же время была доказанаThalidomide Approved to Treat Leprosy, With Other Uses Seen его польза при лечении лепры, миеломы и других онкологических заболеваний. Хотя ВОЗ рекомендуетUse of thalidomide in leprosy ограничить его применение из-за возможных злоупотреблений.

Также в ХХ веке случилось несколько крупных техногенных катастроф на химических предприятиях — в индийском городе Бхопал и в итальянском Севезо. В обоих случаях из-за аварии в атмосферу были выброшены ядовитые пары. По мнениюNeil Eisberg, Chemistry & Industry некоторых экспертов, эти трагические события подорвали доверие общества к промышленности, вызвав хемофобные настроения.

Тем не менее отрицать всю химическую промышленность из-за случаев, осуждённых профессиональным сообществом, — то же самое, что отказываться от медицины из-за ошибок врачей прошлого. Так, талидомид не является злом сам по себе, однако безответственность или злой умысел могут сделать его очень опасным для здоровья. Забывать о трагедиях нельзя, ведь именно благодаря им можно лучше планировать защиту от плохих сценариев.

Миф о золотом веке — один из самых живучих

Похоже, людям всегда казалось, что раньше было лучше. Восклицание «Куда катится мир?» старо как этот самый мир. Ещё античные философы жаловались на молодёжь, а в Средние века любые инновации осуждались, потому что казались греховными. В основе уверенности, что когда-то всё было правильно, но с какого-то момента дела пошли не так, лежит представление о золотом веке, которое есть во многих культурах.

«В прежнее время людей племена на Земле обитали, горестей тяжких не зная, не зная ни трудной работы, ни вредоносных болезней, погибель несущих для смертных», — писал Гесиод в поэме «Труды и дни». Примерно о том же рассказывается и в Библии: раньше люди жили в райском саду, в мире с природой, но из-за своего любопытства были изгнаны на Землю, где повсюду подстерегают опасности.

В основе этих идей лежит представление об утопии — идеальном мире, где всё хорошо. Часто утопические образы прошлого связаны именно с естественностью, отсутствием конфликта между человеком и окружающим миром. А значит, творцы, исследователи и прочие «колдуны-учёные» совершают ту же ошибку, что Фауст — дерзновенно пытаются постичь тайны мироздания. И будут за это наказаны.

На практике миф о золотом веке часто приводит к тому, что реальные достижения науки недооцениваются, а на новшества смотрят с недоверием, руководствуясь принципом «как бы чего не вышло». При этом забывают о главном: чтобы не было неприятных последствий, нужно как раз больше знаний.

Что заставляет бояться химии
Эмоции и мифологическое мышление

Когда речь заходит о пользе натурального, факты часто заменяются эмоциями. Страх перед химией абстрактен. То есть обычно не подкреплён фактами и исследованиями: химия плоха, потому что «греховна». Такие выверты мышления относятся к мифологическим представлениям и свойственны многим людям. Даже невзирая на то, что сегодня очень многие вещи можно проверить, взвесив все за и против.

Вероятно, хемофобия также связана с психологией риска. Когда ответственность за последствия принимают на себя люди (пусть даже это учёные, квалифицированные специалисты), доверие к ним оказывается ниже, чем в случае, когда за всё отвечает природа. Она воспринимается как могущественная, почти божественная сила.

Однако природу не интересует благополучие конкретных индивидов или даже сообществ. Часто она исходит из принципа допустимости потерь. В ходе эволюции видов выживают только самые приспособленные, а у многих животных выводки детёнышей очень велики потому, что значительная их часть обречена на гибель.

Когнитивные искажения

Ошибки в логике мышления очень многообразны. Вот несколько когнитивных искажений, которые особенно характерны для людей, опасающихся всего ненатурального:

  • Натуралистическая ошибка или апелляция к природе — склонность приписывать всем природным явлениям положительные качества, а искусственным и техногенным — отрицательные. Именно из-за этого появляются высказывания типа «N плохо, потому что неестественно». Однако чтобы объявить что-то вредным или опасным, требуются аргументы.
  • Катастрофизация — ситуация, при которой человек предполагает самое худшее, склонность видеть максимально негативный исход событий. Любое взаимодействие с химическим веществом кажется фатальным, даже если на деле ничего ужасного не произойдёт.
  • Склонность к подтверждению своей точки зрения — в случае с хемофобией страдает интерпретация фактов, подтверждающих безопасность искусственно произведённой продукции. Людям кажется, что информация, которая противоречит их точке зрения, должна быть дискредитирована. Так получаются теории заговоров о врачах-убийцах и о том, что «учёные что-то скрывают».

Почему «натуральное» — не равно «хорошее»
Не всё природное полезно

Несмотря на положительные коннотации, которые есть у слов «природный», «натуральный» и «органический», существует множество веществ естественного происхождения, вредных для человека. Ядовитые растения и грибы, животные, укусы которых опасны, — всё это самая что ни на есть природа. И сталкиваться с такими её проявлениями не хочется никому. Яды природного происхождения называются токсинами. Кроме животных и растений, их вырабатывают бактерии, вирусы, а также опухолевые клетки внутри организма, в котором идёт процесс атипичного развития тканей.

Planetdeadly.com

К совершенно натуральным веществам, которые встречаются в природе, относятся, в частности, канцерогенный мышьяк, ядовитый тяжёлый металл ртуть и формальдегид — токсичный ирритант (вызывающий раздражение).

Таким образом, убить нас может вовсе не только то, что синтезировано в лабораториях.

Именно органика с большой вероятностью может оказаться аллергеном, тогда как гипоаллергенные продукты создаются искусственно, с особым расчётом на то, чтобы не вызвать иммунопатологических процессов. Сфера производства лекарств и косметики из растительных экстрактов слабоThe basic science of natural ingredients регулируется, а это значит, что оценить степень их безопасности трудно.

В ложке лекарство, в чашке — яд

Это случай, когда к расхожей мудрости стоит прислушаться. Даже если само по себе натуральное вещество не токсично, в большом количестве оно может стать опасным. Таким же образом любое лекарство в дозах, превышающих терапевтические, не принесёт дополнительной пользы, а может и навредить.

Кстати, именно поэтому не стоит увлекаться модными суперфудами. Надежда на волшебную таблетку, которая разом изменит жизнь к лучшему, понятна. Однако куда большее благо принесёт стабильный режим питания, состоящий из привычных полезных продуктов. А вот экзотические эквиваленты в больших количествах способны вызвать аллергические реакции или нарушения пищеварения.

К чему может привести хемофобия
Снижение технологического и экономического роста

Хемобофия сегодня становится популярным неврозом. В исследовании Американского совета по науке и здравоохранению (ACSH) говоритсяScared to Death: How Chemophobia Threatens Public Health , что из-за её роста среди общественности люди проявляют всё больше тревоги. Причём даже если химические вещества, которые присутствуют в их организме или окружающей среде, имеют незначительные концентрации или вовсе безопасны.

Абстрактный страх перед всем химическим ведёт к весьма конкретным последствиям для науки и экономики. Из-за необоснованных опасений падает производство товаров, которые были созданы с помощью новейших разработок. А власти, реагируя на обеспокоенность населения, принимают законы, которые вредят технологическому развитию, что негативно сказываетсяРБК+: «Полезная химия» на обществе в целом.

Близкий родственник хемофобии — страх перед биотехнологиями, который привёл к принятию в ряде стран запретов на производство ГМО-продукции. И это несмотря на то, что опасность ГМО не доказана, а использование генно-модифицированных культур и животных могло быАлександр Панчин. Сумма биотехнологии. Руководство по борьбе с мифами о генетической модификации растений, животных и людей решить проблему голода на планете.

Покупки у недобросовестных продавцов

Не все товары, которые позиционируются как натуральные, действительно такими являются. Из-за повальной моды на органику и «природность» многие маркетологи создают продуктам привлекательный «натуральный» образ, хотя в действительности те содержат множество искусственных веществ.

Ситуацию, когда товары, приносящие вред окружающей среде, притворяются «зелёными», называют гринвошингом. И нет никакого смысла переплачивать за продукт в крафтовой упаковке или с надписью «био», если его состав ничем не отличается от обычных средств. А вся экологичность состоит в позиционировании и желании компаний нажиться на чужой хемофобии.

Кроме того, как уже говорилось выше, не все продукты, которые действительно являются органическими, не приносят вреда. Производители могут советовать использовать их товары как можно больше и буквально для всего, однако слишком усердствовать не стоит.

Например, натуральные масла, которые применяются в качестве косметических средств, весьма комедогенны, то есть забивают поры. А модное кокосовое масло, которое многие используют и для приготовления пищи, содержит в два раза больше насыщенных жиров, чем свиное сало. Оно можетCoconut oil is «pure poison», says Harvard professor приводить к развитию сердечно-сосудистых заболеваний.

Проблемы со здоровьем и распространение болезней

Самые отчаянные сторонники натурального образа жизни отказываются от лечения с использованием искусственно произведённых препаратов, предпочитая «травки». Конечно, существуют сложные случаи, в которых даже сегодняшняя медицина уже мало что может предложить. Однако в ситуациях, когда помощь возможна, серьёзные заболевания требуют серьёзного лечения с применением современных лекарств.

Идеологически к лекарственной хемофобии примыкает страх прививок, отказ от которых может не только повредить отдельным людям, но и снизить коллективный иммунитет населения.

Что в итоге

Как и всякий иррациональный страх, хемофобия опирается на ощущения, а не на факты. Между тем за тысячелетия деятельности человека вокруг нас накопилось много всего ненатурального. Скажем, все наши сельскохозяйственные культуры и домашние животные не существуют в дикой природе, поскольку были созданы путём селекции за последние 10 000 лет.

Согласно утверждениямScience For Celebrities токсикологов, даже вдали от особых зон высокой концентрации в наши тела попадает множество нежелательных химических веществ. В лёгких накапливается асбест, в крови — диоксины. Однако важна именно концентрация: этих веществ так мало, что обнаружить их мы смогли только благодаря достижениям аналитической химии.

Именно в лабораториях под контролем учёных создаются вещества, которые проходят наиболее строгие проверки. Тем не менее их некорректное использование может привести к большим проблемам — спасти от этого способна только информированность. Если когда-то рассказать потребителю о продукте, кроме продавца или местного врача, было некому, то теперь каждый может найти данные по составам и эффектам, а значит, самостоятельно делать выбор.

Читайте также
🧐

  • 10 опасных растений, к которым лучше не приближаться
  • Как правильно питаться, если кругом одни полуфабрикаты
  • Раньше было лучше: почему нам не нравятся инновации

Источник

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Работа фрилансера